Закрытые женские институты Мариинского ведомства в формировании единого образовательного пространства России (на примере Кубанского Мариинского женского института)

В.В. Пономарева. Закрытые женские институты Мариинского ведомства в формировании единого образовательного пространства России (на примере Кубанского Мариинского женского института) // Кубанские исторические чтения. IV Всероссийская с международным участием научно-практическая конференция, место издания Изд-во Краснодарского центра научно-технической информации Краснодар, 2013, тезисы, с. 45-49.

[45]

Женские закрытые институты Мариинского ведомства (общеизвестные как «институты благородных девиц») явились основой системы женского образования в России, послужив образцом для учреждения других женских учебных заведений [1, c. 545-546, 550]. Помимо социализации сирот и детей недостаточно обеспеченных родителей, женские институты выполняли функцию поддержки и воспроизводства «служилого сословия», опоры существующего социального строя России. Провозглашалось, что «в детях награждалась долговременная и полезная служба отцов».

 

Но у женских институтов существовала и другая государственная функция. С николаевской эпохи важнейшей задачей властей осознавалось формирование общего образовательного пространства, охватывающего всю империю, объединявшего европейскую и азиатскую части, подданных различной религиозной принадлежности. Император Николай I писал, что «на воспитание… должно быть обращено особое внимание, возможное соединение в одних школах воспитанников из всех народов весьма

[46]

желательно» [2, с. 314]. Таким образом, реализовался имперский подход, активизировавший и вовлекавший в общую жизнь разные сословия и народы государства.
Женский институт в Кубанской области возник довольно поздно. Проект был разработан в 1859 г., а Положение об основании Мариинского Кубанского училища было утверждено 25 декабря 1860 г. Это было первое женское учебное заведение на Кубани. Училище взял под свое покровительство граф Ф.Н. Сумароков-Эльстон. Его жена стала первой начальницей училища.
Училищу было предоставлено право безвозмездно обучать девиц «всех чинов Кубанского казачьего войска и лиц разных званий и вероисповеданий».

Сразу четко определились особенности нового учебного заведения, в чем сказывался имперский подход, характерный для российской государственности. При учреждении новых заведений учитывалась местная специфика: климат, традиции, уровень образованности и проч. Области, имевшие ярко выраженные характерные черты, получали отличные от других правила обустройства. Так и воспитание и обучение в Кубанском женском училище, хотя и руководствовалось общим Уставом, но имело свои особенности [6, п. 1775].

«Верхушка» Кубанского войска обучала своих детей в учебных заведениях Петербурга и Москвы или южных районов. Однако многолетний отрыв девочек от привычной среды приводил к нежелательным последствиям: многие из них, «возвратясь в семью, оказывались не только плохими помощницами матери.., прямо становились тяжестью для семьи, не обладавшей достатком» [3, с. 6]. Новое учебное заведение, не отрывавшее своих воспитанниц надолго от родной земли, было бы лишено подобного недостатка. Современники отмечали, что для казачьих земель образование женщин имеет даже большую важность, чем мужчин: «каждый казак по рождению несет обязательную, большей частию военную, службу», и таким образом, воспитание детей является исключительной заботой матери. Поэтому от женщины «главным образом зависит все благо или зло» [5, c.91-92].

Основателями училища осознавалась необходимость подготовить воспитанниц к будущей трудовой жизни. В курс обучения вводились практические занятия домоводством, рукоделием, огородничеством и пчеловодством. Девочки сами шили одежду, вя-

[47]

зали, в старших классах их обучали кройке. Проводились специальные занятия по разбивке огорода, уходу за ним, возделыванию различных культур. Раз в неделю проводились занятия по пчеловодству [3, c.53].

Первоначально из-за общего уровня образования, бытовых особенностей и уклада оказалось невозможным установить тот уровень воспитания и обучения, какой существовал в других Мариинских институтах. Лишь спустя восемь лет после основания, в 1868 г. Кубанское училище было причислено ко II разряду женских учебно-воспитательных заведений Ведомства.

Училище открывало свои двери приходящим ученицам, однако при нем был открыт пансион для дочерей казачьих офицеров и иногородних лиц, служащих в войске. Хотя училище содержалось на средства Кубанского казачьего войска, однако, помимо казаков, здесь воспитывались дочери купцов и мещан, девочки разных вероисповеданий: не только православные, но и католички, мусульманки, иудейки [3, c.44]. Такова была общая политика Ведомства: с 1865 г. в большинство институтов было разрешено допускать на собственный кошт дочерей лиц всех сословий, не обложенных подушным окладом [4, гл. III, п. 107].
Во второй половине XIX в. с кризисом традиционного общества возрастала необходимость профессиональной подготовки девушек. В институтах уже с начала XIX в. давали педагогическую подготовку, теперь она была поставлена на серьезную ногу, число обучавшихся педагогике увеличивалось. Росло число женщин-педагогов. В 1884 г. Ведомство выпустило циркуляр «О принятии мер к возможно большему распространению в губернских институтах женского преподавательского труда» [9, 1884, февраля 10]. В станичных школах с успехом преподавали институтки: в 1911/12 уч. году их было 74.

Число учившихся в Кубанском училище постоянно росло. Если в самом начале основателям было трудно набрать сколько-нибудь значительное число учащихся (на первый призыв явилось всего семь девочек) [3, c.9], то в 1892 г. насчитывалось уже 198 (из них 87 приходящих), а в 1899 г. – 275 (139 приходящих) [7, с. 389]. В 1906 г. институт насчитывал уже 342 воспитанницы, опережая Донской (293). Среди учащихся основное число составляли дочери состоящих на государственной службе и дворян: из 342 – 38,

[48]

две дочери потомственных граждан и две – духовных лиц [8, c.78-81].

В 1902/1903 г. Кубанское училище было переименовано в институт. Из 6-классного учебного заведения оно было преобразовано в 7-классное, были утверждены общие для институтов учебные программы [3, с. 44]. Уровень образования, какой получали воспитанницы института, соответствовал тем высоким нормам, какие были установлены для всех женских институтов Ведомства.

Список цитируемой литературы:

1. Пономарева В.В., Хорошилова Л.Б. Женщина в семье и обществе // Очерки русской культуры. Т. 2. М., 2011.
2. Выскочков Л.В. Император Николай I: человек и государь. Спб., 2001.
3. Калайтан С. Пятидесятилетие Кубанского Мариинского женского института. 1863-1913 гг. Екатеринодар, 1913.
4. Устав женских учебных заведений Ведомства учреждений имп. Марии, высочайше утвержденный 30 августа 1855 г. с последующими изменениями, циркулярными распоряжениями и предписаниями по 1 января 1884 г. Спб., 1884.
5. Журнал Министерства народного просвещения. 1863. Ч. 110. Отд. IV.
6. Собрание узаконений Ведомства учреждений имп. Марии. Царствование государя Николая II. Т. V. Кн. 3. Спб., 1910.
7. Всеподданнейший отчет по Ведомству учреждений императрицы Марии за 1899 г. СПб., 1904.
8. Учебные заведения Ведомства учреждений имп. Марии. Краткий очерк. СПб., 1906.
9. Хронологический и предметный указатель Циркуляров по Ведомству учреждений имп. Марии. Спб., 1902.

Реклама