Музыка в учебной программе «институтов благородных девиц»: несколько дополнений

В.В. Пономарева. Музыка в учебной программе «институтов благородных девиц»: несколько дополнений // Социально-гуманитарный вестник. Всероссийский сборник научных трудов, место издания Издательство Краснодарского центра научно-технической информации (ЦНТИ) Краснодар, 2015, том 17, с. 9-14

[9]

Автор статьи, на основе изучении новых архивных данных, привела дополнительные сведения о музыкальном образовании в женских институтах Ведомства учреждений императрицы Марии. Автор пришла к выводу о том, что музыкальное образование в институтах благородных девиц в начале ХХ в. достигло высочайшего уровня.

Ключевые слова: Российская империя, женская история, Мариинские институты, учебная программа, музыкальное образование, социализация.

В 1764 г. в соответствии с указом императрицы Екатерины II было основано Воспитательное общество благородных девиц (Смольный институт), что положило начало системе женского образования в Российской империи. Вслед за Смольным институтом с конца XVIII в. открылись новые институты, попечение о которых стало делом императорской семьи. В 1828 г. женские институты и благотворительные учреждения для удобства управления были объединены в одно целое, получившее впоследствии наименование Ведомство учреждений императрицы Марии (1853 г.). Как и кадетские корпуса, женские институты были предназначены для воспитания и обучения опоры государственного строя – детей «служилого сословия». Благодаря высокому покровительству и задачам, для выполнения которых создавались женские институты, они заняли самое высокое место в иерархии учебных заведений (наилучшее финансирование, квалифицированные педагоги, санитарно-гигиенические условия, пр.). Вплоть до последней трети XIX в. институты являлись моделью для организации других женских учебных заведений в России.

Особое место в учебной программе женских институтов Ведомства учреждений императрицы занимало музыкальное образование. Ведомство стремилось обеспечить высокий уровень преподавания музыки, для чего привлекались лучшие преподаватели и замечательные музыканты, среди которых встречаем имена С.В. Рахманинова, М.А. Балакирева, А.Б. Гольденвейзера, А.Н. Скрябина, В.И. Сафонова и др., формировались музыкальные библиотеки, постоянно, на всем протяжении существования институтов шла работа по совершенствованию учебных программ и методик.

История институтского музыкального образования имеет серьезную историографию. Многие из Мариинских институтов, в соответствии с традицией, бытовавшей в дореволюционной России, подготавливали к юбилею исторические очерки, содержавшие, помимо прочего, рассказ о преподавании различных дисциплин, об учителях, ра-

___________

1 Термин «институты благородных девиц» является неточным, но общепринятым в литературе штампом. В официальных документах эти учебные заведения обыкновенно именовались «женскими институтами Ведомства учреждений императрицы Марии», и лишь у части из них в полном названии содержалась эта формулировка.

[10]

ботавших в их стенах. Из юбилейных изданий наиболее обстоятельный рассказ об истории музыкального образования в институтах содержится в книге «Московское училище ордена св. Екатерины. 1803-1903 гг. Исторический очерк» (под ред. В.А. Вагнера. М., 1903). В наше время эта тема была всесторонне изучена в фундаментальной работе В.И. Адищева «Музыкальное образование в женских институтах и кадетских корпусах России второй половины XIX — начала ХХ в. Теории. Концепции. Практика» (М., 2007). В монографии на широком круге источников показано последовательное развитие педагогической теории и практики музыкального образования в этих учебных заведениях. Разные аспекты организации музыкальной подготовки в элитарных школах рассматриваются в последние годы в статьях и диссертационных исследованиях [1; 2; 3; 4; 5].

Авторы рассмотрели историю музыкального образования в России с различных точек зрения: историки педагогики, музыковеды, культурологи, историки культуры задают прошлому разные вопросы. Таким образом, эту тему нельзя считать неизученной, однако она, как и любая другая, остается неисчерпаемой. Так, совсем недавно ведущий специалист в истории русского музыкального образования В.И. Адищев вернулся к теме, так глубоко изученной им в его недавней книге. Он выступил с докладом о композиторе и пианисте А.Б. Гольденвейзере, преподававшем в женских учебных заведениях («Гольденвейзеровские чтения – 2015». Москва, Музей-квартира А.Б. Гольденвейзера, 12 марта 2015 г.).

Музыка занимала важное место в жизни Мариинских институтов: уроки «итальянского» и церковного пения, игры на музыкальных инструментах, участие в церковном хоре и концертах, а в более позднее время посещение оперы, – были для институток обыденностью. Конечно, в наиболее выигрышном положении находились воспитанницы столичных институтов. М.И. Глинка в своих «Записках» вспоминал: «…в на- чале 1841 года я по просьбе инспектора Екатерининского института П.Г. Ободовского2 , на слова его сочинения, написал выпускной хор E-dur. Иногда бывал на репетициях в институте, и хор исполнили очень хорошо» [6, с. 378]. Воспитанница этого института А.В. Стерлигова, учившаяся в Екатерининском институте как раз в этот период, писала: «Я нигде не слыхала такого стройного задушевного пения, как в институте» [7, с. 99]. Столичные институтки имели возможность слушать «всех выдающихся артистов того времени, приезжавших в Петербург»: пение Росси и Тамбурини, игру Листа [8, с. 171].

В документах Ведомства, определявших цели обучения музыке в женских институтах, соединялся прагматический подход, исполненный здравого смысла, с глубоким пониманием значения музыки в воспитании человека высокой культуры. «Музыка облагораживает душу, смягчает нравы», – гласила программа преподавания музыки [9, с. 257]. С другой стороны, указывается, что «музыка для наших воспитанниц не предмет роскоши, но предмет необходимости, как удобнейшее средство устройства будущей участи, ибо почти все лица, ищущие наставниц, требуют от них знания музыки». Фортепиано «составляет принадлежность каждого образованного семейства, и часто главное и почти единственное утешение бедной девицы, в особенности при жизни уединенной и сельской», и в то же время «умение играть на фортепианах… почти необходимо для образованной девицы, преимущественно для наставницы. Оно увеличивает капитал ее познаний»: гувернантка, знающая музыку, «получит и более жалованья, и всегда будет принята лучше в каждом семействе» [9, с. 257. Курсив наш. – В.П.].

Распространенная в историографии точка зрения на цель институтского образования, как подготовку к светской жизни, и характеристики его уровня как «крайне низкого» [10, с. 14; 11, с. 53; 12, с. 139; 13, с. 6] представляются нам необоснованные. На

____________

2 Платон Григорьевич Ободовский, инспектор классов в петербургском училище ордена св. Екатерины с 1839 г., педагог, драматург.

[11]

протяжении всей истории Мариинских институтов их учебные программы, методика преподавания усложнялись и совершенствовались, как и сама теория педагогики, столь несовершенная в первой половине XIX в. [14] Значительные усилия институтских воспитателей и педагогов были направлены также и на то, чтобы дать своим подопечным подготовку, которая помогла бы им зарабатывать на жизнь [15].

Следуя и букве, и духу Устава, в женских институтах стремились дать музыкальное образование всем «казенным» воспитанницам (т.е., тем, кто учился на стипендию), как наиболее необеспеченной части учащихся, а «своекоштные» должны были оплачивать свои занятия. Обучение музыке обходилось Ведомству дорого: следовало обеспечить достаточное количество отдельных помещений («селюли»), закупить дорогостоящий инструмент (прежде всего – фортепиано), пригласить квалифицированных преподавателей. В воспоминаниях институток часто встречаются подобные оценки: «Пение и музыка в мое время процветали во всем блеске… Когда я только поступила в Смольный и первый раз услышала пение выпускного класса, я была поражена стройностью хора и их прекрасными голосами» [17, с. 366]. Начальство старалось дать музыкальную подготовку всякой воспитаннице, у которой были способности к музыке. В архиве Института московского дворянства для девиц благородного звания имени Александра III в память императрицы Екатерины II (Дворянский институт) встречаем рассказ о характерном обсуждении обучения одной из воспитанниц. Ее отец просил об ос вобождении своей дочери от уроков музыки, ссылаясь на отсутствие у нее музыкального слуха. Члены Правления института, обсудив все обстоятельства, отказали отцу в этой просьбе. Начальница заявила, что ее балл по музыке довольно высок (девять баллов), а инспектор классов добавил, что для девушки, «готовящийся к трудовой жизни, было бы весьма полезно продолжать уроки музыки, так как обозначение в аттестате о знании музыки будет иметь для нее большое значение». Музыкальное образование воспитанницы было продолжено [16, д. 197, л. 65-68. 1907 г. Курсив наш. – В.П.].

В последней четверти XIX в. музыкальное образование в институтах поднялось на новый уровень. В 1889 г. наблюдение за его ходом было предоставлено Российскому музыкальному обществу: оно занималось выбором преподавателей, снабжением их музыкальными пособиями, сформировало Комиссию для обсуждения учебного плана и составления для этого программы [18, с. 14]. В 1890-е гг. «благодаря изменившимся условиям постановки музыкального дела, преподавание музыки в институте… настолько приблизилось к консерваторскому, что дало возможность по окончании курса поступать на один из средних и даже высших курсов консерватории» [19, с. 359]. Были учреждены стипендии для обучения в Петербургской и Московской консерваториях, и отныне самые способные институтки получали высшее музыкальное образование [20].

Живейший интерес к музыке, переживание этого «абстрактнейшего из искусств» сквозит в рассказах институток. В дневнике выпускницы Николаевского Сиротского института М.В. Давыдовой встречается рассказ о приезде в Москву в конце января 1908 г. знаменитой итальянской актрисы Элеоноры Дузе. Сначала Давыдова, сама зарабатывавшая на жизнь и еле сводившая концы с концами, сетовала на дороговизну билетов, их нехватку («Сегодня приехала Дузе. Как возмутительно, что билеты за 2 р., которых нигде не достать, не могу видеть ее!», «…ходила брать билеты на Дузе – дороги, не взяла»). Затем ей удалось попасть на концерт, и тогда на многих страницах дневника она подробно разбирает пение дивы [21]. Музыкой была наполнена жизнь воспитанниц Дворянского института: помимо повседневных уроков, они пели в хоре, готовили музыкально-литературные вечера, посещали театр. На страницах общего дневника, который по обычаю вели в институте, встречается немало записей о музыке, и высказывания девочек об услышанной музыке окрашены подлинной заинтересованностью. Ученицы старших и педагогических классов выезжали на концерты лучших ис-

[12]

полнителей. Приведем несколько примеров. В дневнике сохранилась запись о концерте под управлением С.В. Рахманинова: институтки слушали «произведения Берлиоза (симфония), Лала (концерт для виолончели) и балетную сюиту Глазунова.., все три вещи чудные, но кажется, больше всего всем понравилась сюита Глазунова. Она действительно замечательной красоты. Мазурка марионетки, полонез, трудно сказать, что лучше». Немало места посвящено рассказам о концертах ученика А.Г. Рубинштейна Й. Гофмана (так, однажды пианист исполнил «интересную программу, исключительно посвященную произведениям Шопена. …в Шопене Гофман доходит до кульминационного пункта своей виртуозности… Первыми номерами были поставлены несколько грациозных вещей, типичных для художественного торжества Шопена, среди которых мы узнали “Скерцо”, сыгранное Татой на юбилейном вечере…» и т.д., в следующий раз Гофману «пришлось бисировать Компанеллу, которую он играл удивительно ярко, изящно и tempo которой он один себе может позволить…»). На страницах дневника обсуждалось исполнение оперных партий («партию Демона исполнил Павловский, местами недурно», «партию Тамары пела Гремина, довольно слабо»)3 , сольные и хоровые выступления (например: «Нежданова в исполнении духовных песнопений превзошла самое себя… Собинов пел не особенно удачно, синодальный хор был на обычной высоте»). О концерте А.И. Зилоти институтки записали так: «в его манере дирижировать есть некоторая сдержанность и спокойствие, напоминающее немного Рахманинова. Все были в высшей степени заинтересованы концертом, т.к. было известно, что в нем примет участие А.Н. Скрябин. Для нас, воспитанниц института, он интересен как знаменитый композитор и в то же время отец двух наших воспитанниц. Первая часть состояла из Второй симфонии С-moll А.Н. Скрябина. Она произвела большое впечатление своей силой и страстностью, впечатления не испортила даже шумность исполнения» [16, д. 140, л.18-32].

Весной 1913 г. в Берлине состоялся I Международный музыкально-педагогический конгресс. Как указывалось в отчете члена Опекунского совета В.К. Кистера императрице, Ведомство, «ввиду важного значения музыки в системе институтского образования», командировало на конгресс преподавателя Липпольда4 . На конгрессе «разрабатывался ряд вопросов о постановке в учебных заведениях музыки» и, «как выяснилось из читанных на конгрессе докладов, женские институты занимают одно из первых мест среди учебных заведений Европы, и что в большинстве государств еще только высказываются пожелания о такой серьезной постановке музыкального образования в женских учебных заведениях, которая давно уже осуществляется в женских институтах Вашего Императорского Величества Ведомства» [22]. Закрытые женские институты Мариинского ведомства имели право гордиться достигнутыми успехами.

Таким образом, усилия сотрудников Мариинского ведомства, музыкальной российской общественности были потрачены не зря. В первой половине XIX в. в учебной программе институтов была сформулирована двойственная задача музыкального образования, общекультурная и, вместе с тем, прагматическая. С одной стороны, музыка должна была стать неотъемлемой частью жизни человека зрелой культуры, а с другой – обеспечить заработок тем институткам, которые в нем остро нуждались. Отметим, что эта задача была успешно решена, поэтому уровень музыкального образования в институтах благородных девиц, общий уровень музыкальной культуры их воспитанниц достиг впечатляющих высот.

_________

3 Е.И. Гремина (1885-?), Ф.В. Павловский (1880-1936) – солисты Большого театра.

4 Максим Карлович Липпольд – преподаватель пения Петербургского Екатерининского училища.

[13]

Примечания

1. Демченко Е.Н. Музыкальное образование в элитарных учебно-воспитательных заведениях России первой половины XIX в. как социально-педагогическая проблема // Известия РГПУ им. А.И. Гер- цена. – 2008. – № 70. – С. 216-222.

2. Нашхоева С.Р. Нравственно-этическое развитие воспитанниц женских учебно- воспитатель- ных заведений закрытого типа в России (до начала ХХ в.): Автореф. дис. …канд. пед. наук. – М., 1997. – 16 с.

3. Праслова Г.А. Музыкальное образование как фактор развития человека в творческом наследии В.Ф. Одоевского: Автореф. дис. …канд. пед. наук. – СПб., 2000. – 22 с.

4. Порфирьева Е.В. Музыкальное образование в Казани в XVIII — начале ХХ в.: становление и развитие: Автореф. дис. …канд. искусствовед. – Казань, 2004. – 24 с.

5. Зеленская С.Б. Музыкально-педагогическое образование в России на начальном этапе его раз- вития: Автореф. дис. … канд. пед. наук. – М., 2005. – 20 с.

6. Глинка М.И. Записки. Ч. III // Русская старина. – 1870. – Т. 2. – С. 372-419.

7. Стерлигова А.В. Воспоминания // Институтки. Воспоминания воспитанниц благородных де- виц /сост., подгот. текста и коммент. В.М. Боковой и Л.Г. Сахаровой. – М.: Новое литературное обозре- ние, 2001. – С. 67-126.

8. Угличанинова М.С. Воспоминания воспитанницы Смольного монастыря сороковых годов // Русский вестник. – 1900. – Т. 269. – Сент. – С. 143-174.

9. Устав женских учебных заведений Ведомства учреждений императрицы Марии, высочайше утвержденный 30 августа 1855 г. – СПб., 1884.

10. Днепров Э.Д. От редактора // Федосова Э.П. Бестужевские курсы – первый женский универ- ситет в России (1878-1918 гг.). – М.: Педагогика, 1980. – С. 3-24.

11. Короткова М.В. Исторический опыт организации обучения в закрытых учебных заведениях России XVIII-XIX вв. в контексте гендерной педагогики // Педагогическое образование и наука. – 2013. – № 3. – С. 52-58.

12. Пиетров-Эннкер Б. «Новые люди» России. Развитие женского движения до Октябрьской ре- волюции. – М.: Издат. центр РГГУ, 2005. – 448 с.

13. Попова О.Д. Епархиальные училища в истории России // Епархиалки: воспоминания воспи- танниц женских епархиальных училищ / Сост. О.Д. Попова. – М.: Новое литературное обозрение, 2011. – С. 5-26.

14. Смирнов В.И. Зарождение и развитие системы педагогического образования в России (конец XVIII — начало ХХ в.) // Историко-педагогический журнал. – 2013. – № 1. – С. 59-74.

15. Пономарева В.В. Программа социализации воспитанниц в женских институтах Мариинского ведомства (конец XIX — начало ХХ в.) // Вестник Московского университета. – Сер. 8. История. – 2013. – № 5. – С. 12-26.

16. Государственный исторический музей. Отдел письменных источников (ГИМ. ОПИ). – Ф. 310.

17. Ешевская А.С. Воспоминания о Смольном. 1871-1876 гг. / Публ. [вступ. ст. и примеч.] Н.А. Каргаполовой // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 2001. – [Т. XI].– С. 352-372.

18. Всеподданнейший отчет по Ведомству учреждений имп. Марии за 1891 г. – СПб., 1891.

19. Московское училище ордена св. Екатерины. 1803-1903 гг. Исторический очерк / Под ред. В.А. Вагнера. – М.: Печатня А. Снегиревой, 1903. – 560 с.

20. Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб,). – Ф. 3. – Оп. 1. – Д. 3346.

21. Центральный Московский архив личных собраний (ЦМАМЛС). – Ф. 178. – Оп. 1. – Д. 1. – Л. 120.

22. Российский государственный исторический архив (РГИА). – Ф. 759. – Оп. 17. – Д. 12. – Л. 89- 90.

Musical education in girls’ boarding schools: several additions

V.V. Ponomareva the candidate of historical sciences Lomonosov Moscow State University, Faculty of History, Mocsow

The author of article, on the basis of studying new contemporary records, has resulted additional data on music education in female institutes of Department of establishments of empress Maria. The author has come to conclusion, that the music education in institutes of noble maidens in beginning XX century has reached the highest level.

Реклама