Программа социализации воспитанниц в женских институтах Мариинского ведомства (конец XIX — начало ХХ в.)

В.В. Пономарева. Программа социализации воспитанниц в женских институтах Мариинского ведомства (конец XIX — начало ХХ в.). Вестник Московского университета. Серия 8: История, издательство Изд-во Моск. ун-та (М.), 2013. № 5, с. 3-17

[3]

В статье, написанной на основе изучения широкого круга источников, анализируется деятельность Ведомства учреждений императрицы Марии. Создаваемые им женские институты давали воспитанницам не только общее образование, но и специальную профессиональную подготовку, позволявшую им адаптироваться в быстро менявшихся условиях российской повседневности второй половины XIX — начала ХХ в.

Ключевые слова: модернизация российского общества, социальная работа, Ведомство учреждений императрицы Марии, закрытые женские институты, элитарное образование, профессиональная адаптация.
The article written on the basis of wide range of sources, analyzes the activity
of the Empress Maria’s institutional department. It created girl’s schools that
gave the pupils not only general education, but special professional training, allowing
them to adapt to the rapidly changing conditions of the Russian everyday
life of the second half of the XIXth — early XXth century.
Key words: modernization of the Russian society, social work, Empress Maria’s
institutional Department, closed women’s institutions, elitist education,
professional adaptation.
* * *
Мариинское ведомство, основанное в 1828 г.1, можно назвать
крупнейшим учреждением Российской империи, задачей которого
являлась поддержка наиболее незащищенных членов общества —
сирот, инвалидов, стариков. В управлении Ведомства находилась
целая сеть мужских и женских учебных заведений разного уровня,
ориентированных на разные социальные и возрастные категории
учащихся, от начальных школ и профессиональных училищ до
Женского педагогического института и Клинического Повиваль-
ного института для бедных. Особое место в Ведомстве занимали
закрытые (т.е. интернаты) женские институты, более известные как
«институты благородных девиц». В начале ХХ в. институтов насчи-
________________
1 Первоначально названное «IV Отделением Собственной Е.И.В. канцелярии»,
с 1854 г. получило наименование «Ведомства учреждений имп. Марии, состоящих
под непосредственным Их Имп. Величеств покровительством» (см.: ЖМНП. 1855.
Ч. 86. Отд. VII. C. 22).

[4]

тывалось более 30, почти половина из них находилась в Петербурге
и Москве, остальные были рассредоточены по территории Россий-
ской империи от Варшавы до Иркутска. Институты давали среднее
общее образование, дополнявшееся профессиональной подготов-
кой. Полученное в институтах образование являлось важным сред-
ством социализации для дочерей потомственных и личных дворян
и чиновников, прежде всего сирот, полусирот и детей из «недоста-
точных семей».
В последнее время деятельность Мариинского ведомства при-
влекает внимание исследователей истории благотворительности в
России2. Однако закрытые женские институты по-прежнему остают-
ся на периферии интереса исследователей, несмотря на опублико-
ванный обширный корпус источников — от регулярно издававшихся
официальных документов и материалов до мемуаров и юбилейных
сборников.
В литературе, в том числе и современной, как правило подчер-
кивается «аристократический» характер закрытых женских инсти-
тутов, будто бы готовивших своих питомиц-дворянок для «светской
жизни»3. Однако на протяжении своей истории, начиная с основа-
ния Воспитательного общества благородных девиц (1764 г.), закры-
тые женские институты прошли долгий путь, их число росло, они
неоднократно реформировались в соответствии с теми запросами,
которые предъявляли их выпускницам менявшиеся российские
реалии. Именно в Мариинском ведомстве была заложена система
женского среднего образования4. Причем такого образования, ко-
торое дополнялось профессиональной подготовкой, дававшей впо-
следствии институткам возможность зарабатывать на жизнь.
Преимущество в поступлении в закрытые женские институты
получали «сироты и те, у отцов которых нет иного достояния, кроме
жалованья, особливо те, коих отцы убиты в сражении». Институты
(за несколькими исключениями) открывали двери дочерям «рус-

______________
2 Cм.: Гаврюшин С.И. Организационное устройство и деятельность Ведомства
учреждений императрицы Марии (1797—1917): Дисс. … канд. ист. наук. М., 2002;
Касацкая И.Ф. Исторический опыт становления попечительств о детях на примере
деятельности Ведомства учреждений императрицы Марии: 1861—1917 гг.: Дисс. …
канд. ист. наук. М., 2005; Милосердие и благотворительность в российской про-
винции. Тезисы докладов Всероссийской научно-практич. конф. 22—23 марта
2002 г. Екатеринбург, 2002; Степанец К.В. Николай I и Ведомство учреждений им-
ператрицы Марии // Философский век. Альманах 6. Россия в николаевское вре-
мя: наука, политика, просвещение. СПб., 1998; Тевлина В.В. Социальная работа в
России в конце XIX — начале ХХ в. // Вопросы истории. 2002. № 1; Ульянова Г.Н.
Благотворительность в Российской империи. XIX — начало ХХ века. М., 2005; и др.
3 Например: Стайтс Р. Женское освободительное движение в России. Феми-
низм, нигилизм и большевизм. М., 2004. С. 24—26 и др.
4 См.: Пономарева В.В., Хорошилова Л.Б. Женщина в семье и обществе // Очерки
русской культуры. Конец XIX — начало ХХ в. М., 2011.

[5]

ских купцов и иностранцев, занимающихся промыслами в Рос-
сии», а также детям «лиц всех других состояний, не обложенных
подушным окладом»5. Несмотря на это институты и в начале ХХ в.
сохраняли преимущественно однородный социальный состав —
большинство воспитанниц составляли дворянки, а доля дочерей
купечества не превышала 2,5%, духовенства — 1,3%6.
Во второй половине XIX в. экономическое положение дворян-
ства менялось7, современники говорили об «экономическом оску-
дении» привилегированного сословия, и для значительного числа
дворян все труднее становилось давать современное образование
своим детям. В то же время женщинам все чаще приходилось са-
мим обеспечивать себя, для чего была необходима профессиональ-
ная подготовка.
Воспоминания второй половины XIX в. сохранили множество
свидетельств о том, как семья напутствовала своих дочерей, ори-
ентируя их на приобретение полезной профессии: «Хотя матери и
тяжело было расставаться, но она не плакала, утешаясь сознанием,
что я не умру с голоду, выучусь и буду на своих ногах»8. Известная
публицистка, «передовая женщина» Н.А. Лухманова вспоминала,
как хотела покинуть институт и уйти во взрослую жизнь, когда
учиться ей оставалось всего полтора года. Тогда ее брат напомнил
об их матери: «Или тебе ее не жаль! Ведь она только живет надеж-
дой на твой выпуск! Ведь, окончив курс, тебе, может, и в самом деле
придется давать уроки и получать деньги, чтобы жить с мамой»9.
С середины XIX в. женщины получали больше возможностей
для выбора собственного пути в жизни. Бывшая смолянка, началь-
ница иркутского Девичьего института В.П. Быкова рассказывала
своим воспитанницам (1860 г.), что «женщине могут быть доступ-
ны все знания ума человеческого, что, не утеряв самого своего до-
рогого внутреннего качества — “женственности” и внешнего —
“грации”, она может быть прекрасным доктором и диакониссой,
профессором и сельской учительницей, писательницей, артисткой
и миссионером»10. Подобным же образом напутствовал выпуск-

___________________
5 См.: Селезнев И. Пятидесятилетие IV Отделения Собственной Его Импера-
торского величества канцелярии. Хроника Ведомства учреждений императрицы
Марии, состоящих под непосредственным Их Императорских Величеств покро-
вительством. СПб., 1878. С. 383.
6 См.: Учебные заведения Ведомства учреждений императрицы Марии. СПб.,
1906. С. 76—85.
7 См.: Корелин А.П. Дворянство в пореформенной России. 1861—1904 гг. Состав,
численность, корпоративная организация. М., 1979; Кочешков Г.Н. Российские
землевладельцы в 1917 году. Ярославль, 1994; мн. др.
8 Воспоминания институтки 60-х годов // Русская старина. 1909. Т. 139. С. 182.
9 Лухманова Н.А. Двадцать лет назад (из институтской жизни). М., 1903. С. 39.
10 Быкова В.П. Записки старой смолянки. 1833—1878. Ч. 1. СПб., 1898. С. 108.

[6]

ниц Киевского института инспектор классов: «в наше время сфера
женской деятельности стала гораздо шире», а «жизнь — это труд,
работа… До сих пор вы работали главным образом для себя; теперь
же вам предстоит работа не только для себя, но и для других, для
семьи, для окружающих вас людей, для общества»11.
Ведомство учреждений императрицы Марии быстро реагировало
на менявшиеся социальные условия. Каким же образом в закрытых
женских институтах решалась становившаяся все более насущной
задача подготовки воспитанниц к будущей трудовой деятельности?
Наиболее достойным занятием для женщины, живущей своим
трудом, в традиционном обществе считалось преподавание. По-
этому вполне естественным для институтов стала педагогическая
подготовка воспитанниц. Указом 1807 г. императрица Мария Фе-
доровна учредила в Воспитательном обществе благородных девиц
(Смольном) особые педагогические классы, позже открытые так-
же в Воспитательном доме. Эти классы получили наименование
рépinière (фр. рассадник)12. Современники, указывая на «скудость
учебных пособий и недостаток педагогического материала», отме-
чали, что педагогическая подготовка была несовершенной. Педа-
гогика как наука еще только начинала развиваться, и пепиньерок
готовили в соответствии с принципом «уча, самим учиться, воспи-
тывая, самим воспитываться». Как замечал историограф одного из
институтов, «вполне достигнуть этого, конечно, не может ни одно
заведение; но оно может дать, по крайней мере, первое движение в
этом направлении…»13. Классы пепиньерок были лишь началом,
их предстояло преобразовывать, для чего потребовался труд не-
скольких поколений. Задача осознавалась как важнейшая: педаго-
гические классы должны были давать воспитанницам институтов
«более полное образование, обеспечивавшее возможность само-
стоятельного заработка»14.
Устав женских учебных заведений Ведомства учреждений им-
ператрицы Марии прямо указывал, что «по недостаточному состо-
янию весьма многих воспитанниц, число готовящихся к званию
наставниц у нас весьма велико», и потому «воспитание девиц име-
ет цель двоякую: 1) воспитанница учится сама для себя, как буду-
щий член общества и 2) она учится для того, чтобы впоследствии

_____________
11 Рафальский В.Л. Последнее «прости» XXVII выпуску воспитанниц Киевского
института благородных девиц 6 июня 1882 г. Киев, 1882. С. 6, 9.
12 См.: Дабижа В.Д., кн. По поводу пепиньерских классов при женских инсти-
тутах Ведомства учреждений императрицы Марии. СПб., 1886.
13 Тимофеев В. 50-летие С.-Петербургского Николаевского Сиротского инсти-
тута. 1837—1887 гг. Исторический очерк. СПб., 1887. С. 127.
14 Учебные заведения Ведомства учреждений… С. 59.

[7]

могла быть наставницею детей своих или тех, которых она призва-
на будет обучать»15.
Наиболее актуальным профессиональное образование было для
питомиц Николаевских Сиротских институтов — московского и
петербургского. Здесь учились самые обездоленные девочки, «си-
роты офицеров военной и гражданской службы». Подавляющее
большинство воспитанниц этих институтов ожидала нелегкая тру-
довая жизнь. Во многом именно в силу этой специфики в Сирот-
ских институтах раньше всего открывали специальные классы, имев-
шие практическую направленность. Сиротские институты не раз
выступали пионерами, их опыт впоследствии распространялся на
другие учебные заведения. Здесь, к примеру, впервые в России стали
готовить профессиональных учительниц гимнастики (1846 г.) и фран-
цузского языка (1871 г.). В Сиротских институтах был введен педа-
гогический курс, первоначально одногодичный, затем срок обучения
был увеличен. Руководству Сиротских институтов предписывалось
«ввиду того, что воспитанницы Сиротского института по выходе
из заведения должны действовать в качестве воспитательниц или
преподавательниц наук и языков, необходимо: 1) дать им возмож-
ность приобретать сведения обширнее и глубже тех, которые сообща-
лись им в общеобразовательных курсах, 2) приучить их к строгому
анализу мыслей, к систематическому развитию их в значительном
объеме, равно к отчетливому и обработанному письменному и уст-
ному их выражению»16. В педагогический класс отбирали самых
способных учениц, причем на свободные вакансии принимались
воспитанницы других институтов Ведомства. Число вакансий из
года в год стремились увеличить, насколько позволяли денежные
средства и размер помещений. За 50 лет работы педагогического
курса в петербургском Сиротском институте его окончили около
двух тысяч девушек из разных институтов Ведомства.
В 1848 г. в Александровском училище (до 1842 г. Мещанское,
с 1891 г. переименовано в институт) в С.-Петербурге было открыто
«первое у нас высшее для того времени и вместе с тем профессио-
нальное женское учебное заведение под именем специального пе-
дагогического класса»17.
Во второй половине XIX в. в связи с кризисом традиционного
общества и семьи все больше женщин было вынуждено искать ра-
боту, и число институток, которым требовалась специальная под-

________________
15 Устав женских учебных заведений Ведомства учреждений имп. Марии, вы-
сочайше утвержденный 30 авг. 1855 г. С послед. доп., изменениями, циркулярными
распоряжениями и предписаниями по 1884 г. СПб., 1884. С. 252.
16 Тимофеев В. 50-летие… С. 87.
17 См.: Захарченко М.М. Исторический очерк педагогических классов С.-Пе-
тербургского Александровского института. 1848—1898. СПб., 1898. С. 27.

[8]

готовка, росло. Начальство различных институтов, хорошо пред-
ставляя себе условия, в которых окажутся в скором будущем их
питомицы, стремилось открывать для них специальные классы.
Советы институтов постоянно ходатайствовали об открытии учеб-
ных педагогических курсов, даже за счет собственных средств, ука-
зывая на «несомненную пользу этой меры»18. Так, инспектор клас-
сов Мариинского Кубанского института (Екатеринодар) хлопотал,
чтобы воспитанницы выпускного класса знакомились с педагогикой,
присутствуя на уроках младших воспитанниц, и прямо предупреж-
дал, «что в будущем, может быть, многих ждут труд и лишения, что
приобретение звания учительницы будет единственным способом
существования»19. С подобными же обращениями выступали и
столичные, и провинциальные институты: «Воспитанницы Павлов-
ского института — большею частью бедные сироты, для которых
образование составляет единственный источник существования..,
нередко встречали серьезные затруднения в приискании себе мест
гувернанток или учительниц»20.
Те институты, которые уже имели педагогические классы, хло-
потали о расширении существующего учебного курса. Совет Орен-
бургского института указывал на то, что «большинство воспиты-
вающихся в институте по окончании курса должны зарабатывать
себе средства к существованию педагогической деятельностью», а
поэтому годичный курс недостаточен, и ходатайствовал об увели-
чении учебных часов21. Мариинским ведомством было принято
решение разрешить учреждать педагогические курсы во всех ин-
ститутах (в основном опираясь на собственные средства). Таким
образом, к концу XIX в. стало обыкновенной практикой добавлять
педагогический курс к общеобразовательному.
Для того чтобы лучше подготовить своих воспитанниц к буду-
щей роли гувернантки, институтскому начальству следовало обра-
тить серьезное внимание на предметы, особенно востребованные
при обучении дворянских детей, прежде всего — музыку и фран-
цузский язык. Неудивительно, что при подготовке гувернанток и
учительниц основное внимание уделялось именно этим предметам
в полном соответствии с запросами будущих нанимателей.
В институтах французский язык традиционно преподавался на
высоком уровне, выпускницы прекрасно говорили и писали по-

_______________
18 См.: Циркуляры по Ведомству учреждений императрицы Марии за 1890—
1905 гг. СПб., 1906. С. 1260.
19 Калайтан С. Пятидесятилетие Кубанского Мариинского женского института.
1863—1913. Екатеринодар, 1913. С. 50.
20 Собрание узаконений Ведомства учреждений имп. Марии. Т. IV. Кн. 1. СПб.,
1895. № 407. 1884 г., июня 22.
21 Собрание узаконений Ведомства учреждений имп. Марии. Т. IV. Кн. 3. СПб.,
1898. № 1331. 1892, октября 16.

[9]

французски. Институтское начальство, хорошо понимая, что «зна-
ние языков дает воспитанницам, в случае нужды, и более верный
заработок средств», в то же время осознавало, что в современных
условиях преподавание языков требует дополнительных знаний.
В 1871 г. при Николаевском Сиротском институте был учрежден
особый класс учительниц французского языка. Двухлетняя про-
грамма подготовки производит серьезное впечатление: она вклю-
чала изучение французского языка в его историческом развитии и
подробный анализ грамматики, сравнительную грамматику «с пре-
имущественным вниманием связи французского языка с класси-
ческими», историю французской литературы, подробный обзор
классических произведений «последних столетий», курс всеобщей
литературы, включая греческую, римскую, средневековую и но-
вейшую, обзор «замечательнейших произведений из истории ис-
кусств». В учебную программу были включены практические заня-
тия: «переводы с русского a livre ouvert различных статей, как
литературного, так и научного содержания, в упражнениях чтения,
рассказа, дикции и декламации, заучивание наизусть более значи-
тельного по объему художественных отрывков и сцен эпического,
лирического и драматического характера, сочинениях на разные
темы». Во французском классе Сиротского института также учились,
помимо собственных воспитанниц, питомицы других институтов
Ведомства. За восемь лет полный курс окончили 130 воспитанниц
(87 из них нашли работу в самом Ведомстве)22.
В ведомственных материалах второй половины XIX в., как зако-
нодательных, так и в документации отдельных институтов, встре-
чаются утверждения о необходимости серьезного музыкального
образования для институток, которых ожидала трудовая жизнь. Об
этом постоянно заботились и главы местных институтов, и столич-
ное начальство. Институтский Устав (1855 г.) прямо утверждает,
что фортепиано введено «в употребление столь всеобщее, что со-
ставляет принадлежность каждого образованного семейства», и
потому музыкальное образование необходимо для наставницы,
поскольку «увеличивает капитал познаний» воспитанниц. Настав-
ница, имеющая музыкальную подготовку, «получит и более жало-
ванья, и всегда будет принята лучше в каждом семействе»23.
Инспектор классов Сиротского института, заботясь о своих пи-
томицах, подчеркивал «крайнюю необходимость в музыкальном
образовании для сирот, предназначенных быть гувернантками, ко-
торые без фундаментальных познаний в музыке с несравненно бóль-
шими затруднениями могут быть определяемы на места». Решить

____________
22 Тимофеев В. Указ. соч. С. 122.
23 Устав женских учебных заведений Ведомства учреждений императрицы Ма-
рии, высочайше утвержденный 30 августа 1855 г. Приложения. С. 256—257.

[10]

эту задачу было непросто — обучение музыке стоит дорого, а Ве-
домство было стеснено в средствах, не хватало квалифицированных
преподавателей, инструментов и специальных помещений. И все-
таки достичь удалось очень многого, музыкальное образование
институток год от года совершенствовалось.
В Мариинском ведомстве разрабатывалось немало различных
проектов по преподаванию музыки в институтах. В Сиротском Ни-
колаевском в 1854 г. вводилась реформа музыкального образова-
ния, предложенная почетным опекуном графом М.Ю. Виельгор-
ским24. Но прошло десять лет, потребовалась более совершенная
подготовка, и по желанию императрицы музыкальные уроки были
«значительно усилены и начинались уже с приготовительного
класса», поскольку именно для сирот-воспитанниц было необхо-
димо «основательное изучение музыки, так как эти воспитанницы
поступают гувернантками в частные дома, где знание музыки есть
непременное требование»25.
В 1860 г. преподавание музыки было усилено уже во всех инсти-
тутах в соответствии с «нормальным штатом». Советы институтов
стремились привлекать к преподаванию лучших музыкантов, и
в столицах к 1890-м гг. многие институтские учителя имели кон-
серваторское образование. Оценивая уровень музыкального обра-
зования в московском училище Ордена св. Екатерины, автор делает
вывод, что «преподавание музыки в институте… настолько при-
близилось к консерваторскому, что дало возможность по оконча-
нии курса поступать на один из средних и даже высших курсов
консерватории, что прежде было совершенно невозможно»26. Удив-
ляться этому не приходится: преподавателем «светского пения»
в Екатерининском институте был хормейстер Большого театра
У.И. Авранек, а инспекторами музыки А.Н. Скрябин, а вслед за
ним С.В. Рахманинов. Провинциальные институты подобными воз-
можностями не обладали, но и там делалось все возможное.
Руководство институтов было озабочено, чтобы каждая воспи-
танница, имеющая способности, получала музыкальное образова-
ние27. Однажды на заседании правления Дворянского института в
Москве рассматривалось заявление отца воспитанницы Веры Жда-

____________
24 Подр. см.: Тимофеев В. Указ. соч. С. 102.
25 Селезнев И. Пятидесятилетие IV Отделения Собственной Его Императорского
величества канцелярии… С. 384.
26 Московское училище Ордена св. Екатерины. 1803—1903 гг. Исторический
очерк. М., 1903. С. 359. См. также фундаментальную работу В.И. Адищева «Музы-
кальное образование в женских институтах и кадетских корпусах России второй
половины XIX — начала ХХ века. Теория. Концепции. Практика» (М., 2007).
27 Казеннокоштные воспитанницы, имевшие способности, обучались музыке
бесплатно.

[11]

новой, который просил освободить свою дочь от уроков музыки
из-за отсутствия слуха. Члены правления внимательно рассмотрели
заявление отца — и отказали в его просьбе. Начальница заявила,
что балл по музыке у девочки достаточно высокий (десять), а ин-
спектор классов добавил, что для девушки, «готовящейся к трудо-
вой жизни, было бы весьма полезно продолжать уроки музыки,
так как обозначение в аттестате о знании музыки будет иметь для
нее большое значение» (1907 г.)28.
Ведомство заботилось также и о том, чтобы музыкальная под-
готовка особо одаренных институток не пропала даром. В 1897 г.
было принято положение о стипендиях Ведомства для обучения
самых способных выпускниц институтов в консерваториях. Сти-
пендия в размере 200 руб. в год выдавалась на срок от четырех до
шести лет.
Многие годы Мариинское ведомство сохраняло в России моно-
полию по подготовке преподавательниц гимнастики. Можно ска-
зать, что и в этом случае Ведомство опережало общественный за-
прос. В 1853 г. в Сиротском институте был учрежден особый класс
гимнастики и танцев, был введен «урок для преподавания анато-
мических понятий, с коими соединялись бы сведения физиологи-
ческие». В класс зачислялись девочки, «неспособные к наукам».
Будущим учительницам гимнастики преподавались теория гимна-
стики, анатомия и физиология29.
Заботясь о практической готовности девушек к будущей трудо-
вой жизни, в институтах не упускали из виду самый смысл работы
воспитательницы. Л. Чарская в автобиографической повести вспо-
минает речь батюшки на выпускном акте: «…“многим из вас пред-
стоит нелегкая воспитательная задача. Носите достойно и честно
великое знамя труда. Воспитывайте маленьких людей, чтобы они
со временем могли приносить в свою очередь посильную пользу.
Сейте доброе семя в восприимчивые детские души, и да послужат
они основанием прочному и красивому духовному росту ваших
воспитанников”. Мы все были глубоко потрясены»30. Не случайно
в соответствии с решением Ведомства, в специальный педагогиче-
ский класс стремились зачислять не просто хорошо успевавших
учениц, но таких, кто «вполне соответствовал высокому призва-
нию воспитательниц по нравственным качествам», которые, «со зна-
нием дела, честно служа обществу, могли бы обеспечивать свое су-
ществование»31.

__________
28 ОПИ ГИМ. Ф. 310. Ед. хр. 197. Л. 65, 68.
29 Тимофеев В. 50-летие… С. 82.
30 Чарская Л. На всю жизнь. М., 2006. С. 20.
31 Тимофеев В. 50-летие… С. 127.

[12]

Особой заботой пользовались воспитанницы, которые не могли
быть ни гувернантками, ни учительницами, например, заики. Чтобы
девочки, имевшие подобные недостатки, в будущем «могли быть
переводчицами, вести корреспонденцию на разных языках… для
них следовало бы, ограничением курса по наукам, сделать обяза-
тельным усиленное изучение, кроме французского и немецкого,
еще и английского языка». За счет уменьшения числа часов на пре-
подавание наук усиливалось изучение современных языков. Уде-
лялось внимание и выработке хорошего почерка, ведь «хороший
почерк как будто приданое для каждой воспитанницы и в особен-
ности для тех из них, которые должны снискивать себе пропита-
ние собственным трудом»32.
Институтское начальство не ограничивалось лишь обучением и
воспитанием своих питомиц в стенах института. Взятое на себя
обязательство предполагало и заботу о первых шагах вне учебного
заведения: «с той минуты, как я осиротела, я поступила в полное
ведение института… Я не могла бы просуществовать на скромную
пенсию после отца, и потому институтское начальство должно
было взять на себя хлопоты по устройству моего будущего…», —
вспоминала популярная писательница33.
В институтах беднейшим выпускницам выдавали «пособия на
экипировку», остававшиеся без опеки и нуждавшиеся в заработке
уже сразу по выходе из института обеспечивались работой. Проце-
дура устройства воспитанниц на службу в частные дома была тща-
тельно продумана, ведь неопытная юная девушка впервые должна
была оказаться вне привычной среды, без поддержки, среди чужих
людей.
В канцелярию каждого института задолго до выпускных экза-
менов начинали поступать письма от родителей и опекунов детей
с просьбами направить в их дом закончивших курс наставниц. На-
ниматель заключал с институтом договор, его извещали о правах и
обязанностях наставницы, он давал подписку, что согласен с этими
правилами и готов им подчиниться. Наконец, институт получал
для своей питомицы задаток. Таким образом, наниматель сознавал,
что его будущая служащая находится под опекой Ведомства учреж-
дений императрицы Марии.
Благодаря полученному воспитанию и образованию институтки
и сами были готовы к работе, и в то же время востребованы в об-
ществе. Так, когда женщин допустили к работе на телеграфе, среди
них первыми стали именно выпускницы институтов — в 1865 г. те-
леграфистками работали две женщины, обе они были институтки.

______________
32 Циркуляры по Ведомству учреждений… С. 1268. 3 ноября 1879 г., № 9105.
33 Чарская Л. Начало жизни. М., 2007. С. 294.

[13]

Всего же до 1892 г. среди телеграфисток насчитывалось 137 инсти-
туток и 270 выпускниц гимназий34 (при том что гимназий насчи-
тывалось намного больше, чем институтов).
Точной статистики не существует, однако знакомство с судьбами
конкретных девушек позволяет заключить, что значительная часть
институток становилась учительницами и гувернантками. Сохрани-
лось множество описаний замечательных учительниц-институток,
оставленных их питомцами. Немало таких воспоминаний принад-
лежит выходцам из купеческого сословия. В конце XIX в. богатое
купечество, ориентируясь на высокую культуру русского дворян-
ства, в своем домашнем укладе воспроизводило образцы жизни
«благородного» сословия. В частности, в обычай вошло приглаше-
ние институток в качестве гувернанток.
Гувернанткой в доме П.М. Третьякова в течение восьми лет слу-
жила воспитанница Николаевского Сиротского института Фофа-
нова. Она часто рассказывала ученикам «о своих замечательных
профессорах», среди которых, например, был профессор С.С. Ку-
торга35. Разумеется, учительница «знала прекрасно, как институтка
по воспитанию, языки». Воспитание, как вспоминала дочь Третья-
кова В.П. Зилоти, было строгим: «День начинался рано. В 7 ¾ мы
уже сидели у фортепиано… Целый день шел по расписанию, до ми-
нут. Вечером до половины десятого, в продолжение двух часов, мы
по очереди читали вслух классиков. Затем давался стакан молока,
после чего мы должны были ложиться спать». Фофанова, таким
образом, воспроизводила для купеческих детей уклад институт-
ской жизни. Используя уроки профессора Куторги, учительница
занималась со своими подопечными естествознанием: «Проходя
подробно ботанику, мы с ней сделали первокласснейший герба-
рий, который нас просили отдать в Московский университет: это
были московская и крымская флора. Водя нас по болотам, завела
террариум. Кормили разных гадов, червей, личинок, гусениц, вы-
водили бабочек»36.
Случалось, что по тем или иным причинам выпускницы теряли
работу. И тогда они могли вернуться в свой институт на некоторое
время, где получали стол и кров, работали помощницами класс-
ных дам, помогали готовить уроки и пр. Это право сохранялось
за выпускницей в течение трех лет после окончания института
(до 1866 г. этот срок составлял шесть лет).

_______________
34 Щеголев В.Н. Женщины — телеграфисты в России и за границей. СПб., 1894.
С. 41.
35 Куторга С.С. — профессор естествознания, директор Минералогического
общества, глава кафедры зоологии С.-Петербургского университета.
36 Зилоти В.П. В доме Третьякова. М., 1998. С. 64—65.

[14]

В многочисленных юбилейных изданиях, посвященных разным
женским институтам Мариинского ведомства, каких много появ-
лялось во второй половине XIX в., подводились итоги их деятель-
ности. Самым главным достижением являлась плодотворная
жизнь после окончания института. В соответствии с положением
Устава, у многих институток она протекала «для себя и для обще-
ства». Так, воспитанницы Кубанского мариинского института (бо-
лее 70 из них в 1913 г. — учительницы народных школ) почитались
«в некотором роде культуртрегершами края, проводниками зна-
ний практического характера, каковые они усваивали в бытность
в училище»37. На юбилейных торжествах, посвященных юбилею ир-
кутского Девичьего института, говорилось: «Институтка проникла
во все, самые темные и дальние закоулки сибирского общества.
От устьев Амура до глубины киргизских степей, везде вы найдете
иркутскую институтку. И везде она одна и та же, везде скромно,
незаметно даже для самой себя, служит великому делу развития
общества». Именно институтки возглавили первое и единственное
в Сибири училище для слепых детей, лучшую в Восточной Сибири
библиотеку и т.д.38
Ведомство считало необходимым позаботиться о том времени,
когда бывшая выпускница станет немощной, не сможет позабо-
титься о себе сама. Особенно это касалось тех, кто работал в част-
ных домах: «домашняя учительница, если будет в точности соблю-
дать правила… получит право, по выслуге в сем звании не менее
20 лет, вступить в дом Призрения бедных девиц благородного зва-
ния на казенное содержание, преимущественно пред теми, кои об-
разованием детей не занимались» (Свод Законов. Т. III. Устав о пен-
сиях. Ст. 574, 575. 1857 г.). При институтах учреждались Общества
вспомоществования бывшим воспитанницам, целью которых была
помощь в поисках работы, сбор средств для выдачи пособий нуж-
дающимся, больным и оставшимся без работы. При всем несовер-
шенстве и неполноте этой помощи, она была важна для одиноких
необеспеченных женщин.
В конце XIX — начале ХХ в. конкуренция на рынке труда для
женщин росла. И в институтах стали обучать современным специ-
альностям (стенографии, бухгалтерии, черчению и т.п.), что увели-
чивало шансы институток устроиться на работу.
В 1894 г. император Александр III в ознаменование бракосоче-
тания своей любимой дочери Ксении велел учредить «новое жен-
ское учебно-воспитательное учреждение, в коем дочери приобрет-

___________
37 Калайтан С. Пятидесятилетие Кубанского Мариинского женского института…
С. 51
38 Исторический очерк деятельности Иркутского института императора Нико-
лая I. Первое пятидесятилетие. 1845—1895. Иркутск, 1896. С. 82—84.

[15]

ших службой или по рождению права дворянства, но не имеющих
средств, необходимых для воспитания своих детей, могли бы по-
лучать законченное общее образование и приобретать те практиче-
ские сведения, которые, делая женщину полезной в собственной
семье, дают, при современном спросе на женский труд, неосчаст-
ливленным семейной жизнью честный заработок»39. Так был от-
крыт Ксениинский институт.
Повседневная жизнь институток здесь была организована сле-
дующим образом: «что касается жизненного режима и внутренних
порядков будущего института, то предполагается употребить все
возможные меры, чтобы институтки привыкали с первых же лет
своего пребывания в заведении к простой, трудовой жизни, свой-
ственной небогатой среде, из которой они выходят, поступая в ин-
ститут, в которую вернутся, окончив курс»40. В новый институт
принимали полусирот «недостаточного состояния генералов, штаб-
офицеров и соответствующих им гражданских чинов, а также де-
тей не служивших дворян». Комплект состоял из 300 воспитанниц,
помимо которых 50 девочек были зачислены в малолетние отделе-
ния Сиротских Николаевских институтов41. Обучение в институте
должно было отличаться от других своей продолжительностью:
помимо семи общих классов, воспитанницы получали возможность
учиться еще три года в профессиональных классах, проходя, таким
образом, десятилетний курс обучения.
Здесь были открыты классы коммерческие (бухгалтерия, стено-
графия, машинопись) и технические (рисование, черчение, жен-
ские рукоделия). На коммерческих курсах велись практические
работы по счетоводству и конторскому делопроизводству, воспи-
танницы практиковались в ведении коммерческой корреспонден-
ции, в том числе на французском, немецком и английском языках,
изучали общее законоведение, торговое и вексельное право, им
читали лекции по основаниям политической экономии, истории
торговли, коммерческой географии, товароведению, обучали сте-
нографии и работе на пишущих машинках. Это была серьезная со-
временная подготовка.
Все вакансии в новооткрытом институте были быстро заполне-
ны — спрос многократно превышал предложение. В 1901 г. в Москве
был открыт институт «московского дворянства для девиц благород-
ного звания имени императора Александра III в память императри-
цы Екатерины II». Множеству дворян материальное положение не

__________
39 Собрание узаконений Ведомства учреждений императрицы Марии. Т. IV.
Кн. 3. № 1576. 1894 г., июля 25.
40 Ксениевский институт // Образование. 1894. № 7—8. С. 65.
41 См.: Медицинский отчет по Ведомству учреждений императрицы Марии за
1894—1895 гг. СПб., 1897. С. 83.

[16]

позволяло дать своим детям такое образование, которое они счи-
тали необходимым и соответствующим сословному статусу42, и для
конца XIX — начала ХХ в. это осознавалось как серьезная пробле-
ма. Открытие нового института должно было хотя бы в небольшой
степени исправить положение. Как и в Ксениинском, в москов-
ском Дворянском институте воспитанниц, помимо общеобразова-
тельного курса, обучали профессиональным навыкам, которые
должны были помочь им в будущем найти заработок.
* * *
Закрытые женские институты Ведомства учреждений импера-
трицы Марии, как правило, рассматриваются в научной литерату-
ре как архаические учебные заведения, пережившие свой век, по-
степенно вытеснявшиеся другими, более современными и
эффективными.
Однако именно Мариинские женские институты часто высту-
пали инициаторами многих нововведений (например, в области
школьной гигиены и санитарии, преподавания гимнастики, новых
учебных предметов), впоследствии внедрявшихся в других учеб-
ных заведениях. Обширные российские пространства с редкими
губернскими городами, где находились средние женские учебные
заведения, диктовали необходимость для значительного числа се-
мейств пользоваться школами с интернатами; множество сирот,
полусирот, детей из малообеспеченных и многодетных семей нуж-
дались в опеке и казенных вакансиях Мариинского ведомства. В
женских закрытых институтах воспитанницам давалось элитарное
воспитание и образование, доступное немногим: в условиях стро-
гой дисциплины и жесткого ежедневного распорядка институтки
получали основательную общеобразовательную подготовку. Со
временем все большее их число приобретали и специальные зна-
ния, расширявшие их возможности и позволявшие им найти рабо-
ту не только в традиционных областях деятельности, но и других,
доступных в те времена для женщин, или продолжить свое образо-
вание. Социализация воспитанниц являлась важнейшей задачей
институтов. Неудивительно, что спрос на вакансии в закрытых
женских институтах был намного выше, чем предложение, и в Ма-
риинском ведомстве с полным основанием говорили о «постоянно
увеличивавшейся потребности в институтском образовании»43.

___________
42 См., например: Плансон А.А. О дворянстве в России. Современное положе-
ние вопроса. СПб., 1893.
43 Собрание узаконений Ведомства учреждений имп. Марии. Т. V. Кн. 2. СПб.,
1909. 1899 г. № 945.

[17]

Список литературы
1. Адищев В.И. Музыкальное образование в женских институтах и ка-
детских корпусах России второй половины XIX — начала ХХ века. Тео-
рия. Концепции. Практика. М., 2007.
2. Гаврюшин С.И. Организационное устройство и деятельность Ведом-
ства учреждений императрицы Марии (1797—1917): Дисс. … канд. ист.
наук. М., 2002.
3. Касацкая И.Ф. Исторический опыт становления попечительств о де-
тях на примере деятельности Ведомства учреждений императрицы Марии:
1861—1917 гг.: Дисс. … канд. ист. наук. М., 2005.
4. Корелин А.П. Дворянство в пореформенной России. 1861—1904 гг.
Состав, численность, корпоративная организация. М., 1979.
5. Кочешков Г.Н. Российские землевладельцы в 1917 году. Ярославль,
1994.
6. Милосердие и благотворительность в российской провинции. Тези-
сы докладов Всероссийской научно-практич. конф. 22—23 марта 2002 г.
Екатеринбург, 2002.
7. Стайтс Р. Женское освободительное движение в России. Феми-
низм, нигилизм и большевизм. М., 2004.
8. Степанец К.В. Николай I и Ведомство учреждений императрицы
Марии // Философский век. Альманах 6. Россия в николаевское время:
наука, политика, просвещение. СПб., 1998.
9 Тевлина В.В. Социальная работа в России в конце XIX — начале
ХХ в. // Вопросы истории. 2002. № 1.
10. Ульянова Г.Н. Благотворительность в Российской империи. XIX —
начало ХХ века. М., 2005.

Реклама